"...Прокурор прав не имеет"

Принято считать, что главными исполнителями репрессивных мер против командно-начальствующего состава Рабоче-Крестьянской Красной Армии как в центре, так и на местах выступали особые отделы Народного комиссариата внутренних дел СССР. По мнению ряда исследователей эти карательные мероприятия проводились если и не при полнейшем одобрении Прокуратуры СССР, то явно при ее молчаливом согласии. В частности, исследователь Н. С. Черушев в своей книге "Удар по своим. Красная Армия: 1938-1941" цитирует бывшего Народного комиссара внутренних дел СССР генерального комиссара государственной безопасности Н. И. Ежова: "Поведение Прокуратуры СССР... я объясняю той же боязнью поссориться с НКВД... Только этими причинами я могу объяснить фактическое отсутствие какого бы то ни было прокурорского надзора..." [6. С. 394].

Однако история, начавшаяся в августе 1942 года в Иркутской области, стала именно тем самым исключением, которое бывает в любом правиле. В роли репрессивного механизма выступила военная прокуратура войск Народного комиссариата внутренних дел (далее - НКВД) Иркутской области, а органом, требовавшим соблюдения законности (насколько обоснованно - это уже другой вопрос) - Управление войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности Народного комиссариата внутренних дел СССР.

Collapse )

"Был побег..."

11 мая 1943 года из лагеря военнопленных Stalag 365, располагавшегося в старинном западноукраинском городе Владимир-Волынск (ныне - город Владимир-Волынский Волынской области Украины), бежали шесть советских офицеров: майор Сергей Тимофеевич Гащенко, старшие лейтенанты Владимир Петрович Герасименко, Григорий Васильевич Забабуркин и Григорий Артемович Захаренко, лейтенант Никита Устинович Пилипишин и младший лейтенант Андрей Корнеевич Кодаш. Спустя двое суток после побега Фортуна повернулась спиной к старшему лейтенанту Г. А. Захаренко, который был убит в ходе преследования беглецов немцами, но остальным военнослужащим удалось уйти.

Кто же были эти люди, решившиеся на столь отчаянный шаг? Какие военные дороги привели их в лагерь военнопленных Stalag 365? И как сложились их судьбы после побега? Попробуем ответить на эти вопросы.

Collapse )